ЮАР — причуды радужной страны | | Журнал Путешественника .


ЮАР

ЮАР — причуды радужной страны

Добавил , 07.07.2016

Пять часов лету до Эмиратов, потом два часа на пересадку, еще каких-то восемь часов до Йоханнесбурга — и вот я в Южной Африке. Или, скорее, на другой планете — так эта земля антиподов отличается от остального мира.

юар

Новый мир

 

 

От увиденного кружится голова и заплетаются ноги, поэтому спешим на лучший в мире отдых, то есть на ужин. Но перед тем нам коварно предлагают подняться на самую высокую башню «Затерянного города», с которой, мол, весь курорт как на ладони. И действительно, ирреальный пейзаж. Впечатление усиливается отсутствием горизонта, ведь мы на дне грандиозного нерукотворного Колизея.

Странно, но после ужина спать не хочется. Совместная тяга к приключениям гонит группу в историческое казино Сан-Сити. Сначала любопытным туристам показывают все три игровых зала, которые различаются только размерами минимальных и максимальных ставок. И тут меня ждет разочарование: фотографировать в казино нельзя. Что делать? Начинаю наблюдать. Средств выманивания денег придумано много. Самые разнообразные автоматы, манящие лампочками, глотают ваши кровные и не благодарят. А за большими и маленькими столами идет вполне человеческая забава. Лица игроков сосредоточены, глаза «пасут» руки крупье. Даже получив выигрыш, никто не радуется. С серьезным спокойствием он забирает свои фишки и расставляет их на красно-черном поле. Как-то очень быстро люди проигрывают свой выигрыш — и тоже без видимых эмоций. Скучно, граждане!

юар

Музыка и большие уши

 

 

Следующий день начался с музыкальной паузы. В приключенческом центре я не стал стрелять из луков и старинных ружей, зато взял в руки аутентичный барабан — джембе. Инструктор показал несколько приемов, и мой инструмент вдруг ожил! Он послушно выдавал два разных звука: низкий и глуховатый, если ударить посередине, и высокий и звонкий — с краю. Сначала я отбивал простенький медленный ритм, но очень быстро руки стали вполне самостоятельными. И если эта игра так захватила меня утром, среди малознакомых людей, в павильоне для туристов, то что должен чувствовать темнокожий человек ночью, под звездным небом, возле костра, с родными и друзьями среди дикой природы!..

Мы так разошлись, что грохот барабанов децибелами достиг уровня слоновьей атаки на фалангу Александра Македонского. И действительно, пора нам в гости к крупнейшим сухопутным жителям планеты — африканским слонам. В Сан-Сити элефанты попали из соседнего государства, где безрассудные фермеры заводили слонят для развлечения. А тогда из маленьких зверей повырастали большие проблемы — ушастые гуляли, где хотели, и не отличали дорог от полей. Но все хорошо, что хорошо заканчивается…

Самое интересное для туристов — кормление серых великанов. Это можно делать двумя способами: запихивать еду или в хобот, или прямо в рот. Меня привлек один слоненок, но кормить его имеет право только мать — а она очень внимательно наблюдала, как малыши самостоятельно таскали гранулы корма. Зато сама матрена милостиво принимала подношения из рук смельчаков — то подставляла горсткой хобот, то раскрывала треугольную пасть…

По крайней мере, теперь ясно, почему в Сан-Сити так много слоновой натуры и скульптуры!

юар

Город под Столом

 

 

 

От слонов до Кейптауна лучше всего добираться самолетом, так как этот город лежит на противоположном краю огромной страны. Напротив — только Антарктида и необозримые океаны. Но не только по причине географии информационное агентство ВВС в своем последнем рейтинге «пятидесяти мест, которые необходимо посетить при жизни» отдал Кейптауну 4-ю позицию (для сравнения — Париж оказался 28-м).

Нам выпало жить в самом популярном отеле Кейптауна — «Table Bay» (5 звезд). Его главная «визитка» — бронзовый морской котик перед входом. На постаменте памятника можно прочитать имена многих знаменитых клиентов отеля. А вот самим котикам лучше отдыхается на железной тумбе неподалеку от причала.

Удивительный город называют европейской Африкой. И именно с него началась новейшая история этого разноцветного края.

В 1652 году голландец Ян ван Рибек основал в заливе Тейбл (Стол) перевалочный пункт для европейских путешественников на Восток — к Индии и дальше. Ведь тогда еще никто не знал о богатствах Южной Африки: золоте, алмазах, уране… Первые поселенцы были отрезанными от цивилизации голландскими фермерами, которые обеспечивали корабли провиантом — невольно стали отцами новой нации буров. Тогда же сформировался и самый младший язык мира — «африканс», который сейчас, к сожалению, активно вытесняется английским. В XVII–XVIII веках город назывался Капстад, но только в 1814 году он окончательно стал центром африканских колоний Британской империи, его переименовали в Кейптаун («город на мысе»).

юар

В первой столице ЮАР сохранился форт Доброй Надежды, построенный еще в 1679 году, а также великолепные образцы колониальной архитектуры. Манит и крупнейший в Южном полушарии аквариум двух океанов, Атлантического и Индийского, и вполне уникальный ботанический сад «Кристенбош», в котором собраны удивительные эндемичные растения юга Африки.

Но больше всего здесь радуют сердце пейзажи. Над Кейптауном возвышается гора с совершенно плоской вершиной — Столовой. В доисторические времена она была отдельным островом. Туристов туда доставляет канатная дорога, но можно подняться и пешком. Правда, тогда это займет немало времени и сил, потому что гора крутая и достигает 1087 метров над морем. Нам не повезло: над Кейптауном поднялся юго-восточный ветер — «кейптаунский доктор». Он выдувает из города всех насекомых, мусор и лишних туристов. А гора покрывается густыми белыми облаками, которые тяжело переваливаются через ее край. В такую погоду подниматься на вершину нельзя.

Мыс Доброй Надежды

 

 

Поэтому отправляемся на краешек земли, который оптимисты называют мысом Доброй Надежды, а пессимисты — мысом Бурь. Утверждают, что именно там встречаются Индийский и Атлантический океаны. Мне тот легендарный мыс представлялся как пустынное, неприветливое место, где воет бешеный ветер и бушуют волны. Все оказалось почти таким же, кроме пустынности. Ведь ступить на край мира хотят все туристы, прибывающие в ЮАР…

юар

Мыс Доброй Надежды — это еще и национальный парк Столовой горы. Поэтому дорогой мы узрели хищных грифов, нежных антилоп и непугливых страусов. А еще — уникальную низкорослую флору фейнбос, покрывающую все поверхности цветными коврами.

В 1862 году на самой высокой точке мыса построили маяк. Но он большую часть года был покрыт плотным туманом. В лучшем месте построили другой, а этот отдали на растерзание туристам. Хорошо, что хоть фуникулер сюда ходит регулярно…

Неподалеку от городка Саймонстаун мы нашли колонию африканских пингвинов. Эти забавные птицы как раз дружно высиживали яйца и ухаживали за достаточно взрослыми птенцами. Очевидно, для них созданы оптимальные условия. Орнитологи построили в песке пластиковые халабуды, в которых пингвины с удовольствием устраивают гнезда. Комфорт — он и в Африке комфорт!

Автобус повернул к городку Хаутбей («деревянная бухта»). В свое время предприимчивые люди здешние леса вырубали и вывозили ценную древесину — отсюда и название. Леса кончились, а океан остался. Сейчас Хаутбей больше всего славится своими морепродуктами. Когда все ведущие страны мира наложили на нехороший апартеид экономическое эмбарго, американские потребители не смогли отказаться от здешних деликатесов. Этот неординарный факт побудил местных жителей, которые издавна известны своим непревзойденным чувством юмора, провозгласить независимую республику Хаутбей. Они даже выпустили собственный паспорт — вполне настоящий, с тиснением и водяными знаками. Какой-то остряк даже отправился с этим документом в кругосветное путешествие, и только при пересечении границы восьмой (!) страны его остановили. Хаутбейський паспорт сейчас можно купить в сувенирных лавках городка. Правда, после этого инцидента он стал не таким аутентичным. Да и печати, и место для фото — все чин чином.

юар

Высший Пинотаж

 

 

 

Проклятый «кейптаунский врач» возомнил себя ураганом. Надежда попасть на Столовую гору стремилась к нулю. Да и Антарктида повеяла на нас своим ледяным дыханием. Надо было прятаться…

За горами, в прекрасной долине, было тепло и спокойно. Мы в городе Стелленбош, основанном все теми же голландцами-бурами. Очевидно, именно поэтому оно больше похоже на очень растянутый в пространстве старый район Амстердама. Здесь немало старинных сооружений, на которых обозначены годы их рождения — преимущественно XVIII и XIX века. Город поражает чистотой и нарядностью. Ни одного обшарпанного дома! В Стелленбоше есть университет, много протестантских церквей. Белые домики под крышей (правда, каменные) напомнили о далекой родине.

И, главное, Стелленбош — город виноделов. Все здешнее жизнь вращается вокруг «божественного напитка». Особый микроклимат окрестностей, защищенность от «кейптаунского врача», плодородные вулканические почвы и упорный труд создали здесь настоящее винное царство. Виноделен множество: от больших со столетней историей до молодых, небольших и новаторских. «Визитка» Стелленбоша — сорт винограда Пинотаж. Его вывели в 1920-х путем скрещивания традиционных Пино-Нуар и Сенсо. Из Пинотажа получают густое красное вино. Ну и куда же деться от общеизвестных Шардоне, Мерло, Совиньон-Бланк, Каберне, Ширазу…

Но винодельни в Африке — то не только виноградники, бочки и бутылки. Это еще и невероятно красивые пейзажи, целые парковые зоны, музеи и рестораны. У каждого есть своя «изюминка». При хозяйстве «Spire» есть замечательный ресторан «Moyo Stellenbosch («Душа Стелленбоша»), где мы продегустировали великолепные южноафриканские вина и отведали чисто африканские блюда. В хозяйстве «Blaauwklippen» очень понравился музей карет, повозок и экипажей позапрошлого века. Но больше всего поразили интерьеры главного офиса с паркетом из использованных дубовых бочек. А запах!..

юар

Отдав должное африканском Бахусу, возвращаемся в Кейптаун. Утром я увидел, что ветер утих, а на Столовую гору по канатной дороге ползет кабинка. Жаль, но через час мы должны быть в аэропорту. Что же, есть причина вернуться…

Написать комментарий: