Мьянма

Бабушки и татуировки. Часть 2

Добавил , 10.08.2012

Бабушки и татуировки. Часть 2

Густые испарения и плотный туман скрадывают детали, и порой кажется, что у реки в самом деле нет ни берегов, ни дна. Обилие плавсредств поражает: от бегемотоподобных барж до вязаных плотов и ветхих плоскодонок. Все, что не утонуло в течение получаса после спуска на воду, считается пригодным к судоходству. Даже если это неуправляемое чудище из бревен — река сама доставит его к месту назначения. Дело в том, что на Каладане в буквальном смысле двустороннее движение. Приливная океанская волна выступает в роли помпы, прокачивая гигантские массы воды и меняя направление течения реки два раза в сутки.

Местность под названием Мрау — У — конечная точка пути. Дикие места, странные нравы. Перед нами несколько женщин в тех годах, когда о возрасте уже не спрашивают. Их лица покрывает тонкая паутина татуировок. Старушки общительны и не прочь поболтать с чужестранцем.
Нас осталось совсем немного, десятка два, рассказывает одна из них. Традиция татуировать лица молодым девушкам прервалась около сорока лет назад, и мы — последние ее носители. На наш вопрос: «А зачем?» бабушки в один голос отвечают: «Так ведь красиво же!»

Они лукавят, говорит наш проводник, на самом деле достоверная причина неизвестна. По одной из версий, красивых девушек татуировали из-за опасности их похищения представителями соседних племен. Лучше изуродовать лицо, но оставить девушку в племени.

Их действительно осталось мало, свидетелей давно ушедших времен, даже несмотря на высокую продолжительность жизни в 60-80 лет. Глобализация стирает не только пространственные, но и культурные границы. Племена голых амазонских индейцев надевают майки second hand, непальские бульдозеры срезают ковшами древние тропы в Верхнем Мустанге, а тибетских кочевников переселяют в однотипные дома… Мьянма — одно из немногих оставшихся по-настоящему аутентичных мест.

Мы в крайней точке нашего путешествия. Завтра маятник качнется в обратную сторону и мы пойдем по своим следам, но сейчас, подобно Гекльберри Финну, хочется раскурить трубочку вишневого табака и просто поверить в лучшее.

Старый Баган. Каждое утро на рассвете пилоты поднимают в небо до десятка воздушных шаров с одной лишь целью: показать туристам древний город с высоты самого что ни на есть настоящего птичьего полета. Шары подчиняются только ветру, и чтобы удержать их в группе, от пилотов требуется высочайшее мастерство. Необыкновенное ощущение — свесившись через борт гондолы, наблюдать, как под тобой проплывает крохотный, словно составленный из мандариновых долек купол, вблизи казавшийся такой громадиной, а потом с рассветом открываются сотни буддийских пагод, отбрасывающих сказочные тени на древнюю землю…

Шведагон. Действующий буддийский храмовый комплекс и центральное место паломничества буддистов из всех уголков страны. Это настоящий золотой город с центральной стометровой Золотой пагодой, окруженной десятками пагод поменьше. Устремленные в синее небо шпили, раскаленные мраморные плиты под ногами и льющееся с крыш солнечное золото — с одной стороны, умиротворенность, чувство гармонии и ощущение полного покоя — с другой. Если вы хотите задать вашей поездке яркий эмоциональный тон, начните визит в Мьянму именно с посещения Шведагона.