Швейцария

Рейнский водопад у Шафхаузена (часть 3)

Добавил , 18.09.2010

Мощный Рейнский ледник окончательно отступил из этого района лишь 10 тыс. лет назад, и Рейн родился вновь. Насколько можно судить по сохранившимся участкам древней долины, новый Рейн использовал их, врезая свое русло. Но в некоторых местах образовались совершенно новые излучины реки, совершенно не связанные с древней долиной. Такая излучина возникла между Флурлингепом и замком Лауфен в твердых юрских известняках, в которые Рейн начал врезаться. Лишь у замка Лауфен вновь родившийся Рейн встретил свою древнюю, погребенную под наносами долину. Теперь дело пошло легче: размывать древние, хотя и уплотнившиеся с течением времени, галечники Рейну было не так трудно, как твердые известняки. Поэтому в русле реки вскоре возник перелом падения —произошло рождение Рейнского водопада. Расположен он, проще говоря, точно на левом берегу древней долины (рис. 10.3); здесь воды Рейна низвергаются с крутого берегового обрыва, который река некогда сама создала. «Рейн как бы спотыкается о свое собственное прошлое».

Формирование новой долины, которое мы сейчас проследили на примере послеледниковой истории Рейна, называют эпигенетическим («позднее начавшимся») врезанием долины. Следовательно, по пашей классификации, Рейнский водопад является субсеквентным: эпигенетически заложенная река вскрыла древнюю погребенную долину. Пятящаяся эрозия Рейнского водопада незначительна. Правда, сама бровка водопада стала значительно ниже, чем она была прежде: свидетельство тому —сохранившиеся зубцы скал посередине потока и перекаты выше по течению, но главный уступ все еще приблизительно соответствует высоте южного края долины доледникового Рейна. Причиной такого устойчивого положения являются равномерно твердые известняки, под которыми нет более мягкого слоя, легко размываемого рекой (вспомним Ниагару). Кроме того, Рейн несет мало обломочного материала, который мог бы служить режущим инструментом. Ведь Рейн здесь только что покинул Боденское озеро, где задержалась большая часть альпийских галечников, принесенных рекой с верховьев. Только в начальном периоде истории реки, когда Рейнский ледник еще заполнял Боденское озеро, река транспортировала по дну много гальки; в этот период и произошло основное понижение бровки водопада. Наконец, как считает А. Гейм, существенно уменьшают эрозию густые водоросли. Даже под постоянно текущей водой они образуют на скалах зеленый или бурый, словно кожа, покров.

Меньше всего воды река несет, следовательно, в феврале, а больше всего —в июне. Наименьший расход —54 м 3/сбыл замерен 26 января 1858 г. Колебания расхода Рейнского водопада в общем далеко не так велики, как у других водопадов, особенно если они расположены в областях с засушливым летом (Замбези, Йосемитская долина). Огромная чаша Боденского озера играет здесь роль регулятора стока. В дни низкого стояния уровня воды в реке водопад чуть ли не иссякает; в обнажившемся коренном ложе реки пол водопадом тогда можно наблюдать многочисленные округлые котлы глубиной до 1 м, высверленные — гальками.

Образование Рейнского водопада хорошо вписывается в геологическую временную шкалу. Возник он после четвертичного оледенения, после того, как ледник покинул этот район и отступил в Альпы. Произошло это около 10 тыс. лет назад. Сколько времени потребовалось реке, чтобы пропилить мощную толщу ледниковых отложений до уровня твердых морских известняков, сказать трудно, но упомянутая выше цифра (6000 лет) приблизительно правильно отражает длительность этого времени. Таким образом. Рейнский водопад, во всяком случае, моложе известных стоянок раннего каменного века Кеслерлох и Швейцерсбильд недалеко от Шафхаузепа. А. Гейм справедливо отмечает: «Пещерные жители Кеслерлоха еще не слышали и не видели Рейнского водопада».

Рейнский водопад не относится к самым большим водопадам земного шара, но по водоносности и высоте, несомненно, должен быть причислен к наиболее внушительным. К сожалению, местность вокруг него давно —уже к началу каменного века —была заселена. И если замок Лауфен рядом с величественным памятником природы еще «смотрится», то безобразные фабричные здания в его непосредственном соседстве —позорное пятно, смыть которое, увы, невозможно. От былой красоты ландшафта осталось очень мало, ровно столько, чтобы еще привлекать туристов.